Previous Entry Share
Новейшая история
parlamdabooda
Охохох, не верится, что я все таки решилась на это.
Мне очень стыдно за себя перед собой, что я до сегодняшнего вечера не писала ничего. Сколько всего вылетело через дырку в моей голове.
Постараюсь восстановить прошедшее, буду апгрейдить, если что-то вспомню еще)
Итак...

ПОСЛЕДНИЕ НЕДЕЛИ ДО РОДОВ...
...были тяжелыми. Я бы даже сказала изнуряющими. Живот был огромным, даже мыться было трудновато. Я ходила, как бегемот или медведь, переваливалась с ноги на ногу. Все время злилась, ныла, хотела есть и спать. Влад - большой молодец, с достоинством перенес все прелести девятого месяца=) Я же не давала ему спать ночами. То не могла уснуть и просто ворочалась, то стала доводить себя до изнурения и тусила на кухне до посинения, чтобы приползти под утро и вырубиться. Какой там режим, я вас умоляю. Гулять выходила понемногу, в основном вечерами с Владом и собаками. Днем меня вытаскивала только Дашка Линкова, которая приезжала ко мне в гости довольно часто, за что ей отдельное спасибо.
Сейчас уже могу признать, что все 9 месяцев я была довольно нелюдимым человеком, а со мной и Влад. Почему-то мысль о том, что надо с кем-то общаться, приводила меня в ужас, ярость и уныние. Ну вот так. Мы это наверстали, но об этом ниже.

Про живот. Все узи, начиная с самого первого, показывали, что детеныш будет длиннее положенного. Под конец в моем коротком животе ему явно было тесно. Постоянно высовывал пятки под левые ребра и жопку под правые. Это было невероятно мило, щупать человека за попку и пяточки в животе, и думать, что уже скоро все это можно будет зацеловать наяву.
Обидно, конечно, что я тогда ничего не писала, было бы гораздо больше подробностей. Мне уже сейчас было бы интересно их перечитать.

К 36 неделе (когда уже можно договариваться с роддомом) у нас все было готово. Кроватка собрана, детские вещи куплены, выстираны, переглажены. Только главное действующее "лицо" не готово - живот не опустился и даже не собирался этого делать.
По советам многоопытной (триждымамы) Жени Б. (жены Коли - друга и кума Влада) и ставшей в феврале мамой Кристины З.(жены бывшего одноклассника Влада - Димы (он заодно и брат Жени Б., все сложно)) я остановила свой выбор на блаблабла (роддоме, короче) имени Кулакова, что находился в крайне жопном для меня расположении - на Опарина (Коньково-Юго-Западная, мммм). А по совету ведущей мою беременность Шидловской Натальи Викторовны, я записалась не к абы кому, а к руководителю родильного отделения Баеву. Это был первый в моей жизни мужчина-гинеколог. На первой встрече огромная я, и без того потеющая от самого факта существования, потела как стыдливая лошадка. На второй тоже.

Сначала пригласили меня одну. Медсестра задавала всякие интимные вопросы, рост-вес-болезни-наследственность и т.д. Олег Родомирович убежал на роды. Потом доктор прибежал, пригласили Влада, честно говоря уже и не помню зачем. Помню только, что он волновался и вел себя как дурак, чем очень меня злил. Потом Влада опять попросили выйти, а меня - раздеться. Я мужественно не показывала, что меня что-то смущает. Запретила себе осознавать реальность (в прочем, на девятом месяце с этим нет проблем). Залезла на кресло, меня чем-то побрызгали, смазали, доктор начал осмотр, и тут я поняла что рожать ну совершенно не хочу. Он только проверил зрелость шейки матки, а я уже представила весь ужас схваток (я оказалась права, но это ниже). Шейка была незрелая, живот высокий. После осмотра Влада снова пригласили и ситуацию уже нам двоим рисовали. Мы, начитавшиеся умностей, говорим мол а как у вас тут с вертикальными родами, полезно, мол, блабла. Олег Родомирович с улыбкой сказал, что этот термин активно используется в четвертом роддоме, а у них, в Кулаковском, нет. Но в принципе, сказал он, все, что не в строго горизонтальном положении - вертикальные роды. Если, коворит, будет желание - пжалста, конешн. (Сейчас даже вспоминать об этом желании смешно). После кучи тупых вопросов (их наверное по сто раз в день доктора выслушивают), меня отправили домой до 26 марта (ну, только сначала дали направления на сдачу еще ста литров крови). Дали еще и все необходимые документы, на случай, если я рожу раньше следующего приема. Какие-то бумажки и два пропуска - для машины, чтобы заехать на территорию (если бы Владу пришлось меня везти) и для Влада, чтобы его пустили присутствовать при родах. Дали список анализов Владу, чтобы допустили. Он расстроился, там была кровь. (Оказалось, что они никому не нужны были).

Не помню точно, какого числа был прием у врача, но представим, что это было до 10 марта, поэтому перейдем теперь к этой дате.

Дашка с мужем Лешкой были единственными, кто приехал на мой день рождения. Я никого не звала, но Дашка заранее сказала, что они приедут и что это ващеникак не обсуждается.
Про день рождения, кстати, стоит рассказать. Мне должно было исполнится 25, я была на девятом месяце беременности. Я очень люблю ремонт. Девятого марта получилось так, что мои девятый месяц, непростой характер, любовь к ремонту и приближающийся юбилей произвели на Влада впечатление. И девятого марта даже не в первой, а во второй половине дня мы решили сделать ремонт. Нет, не так. Мы начали делать ремонт в своей комнате. Не буду вдваться в подробности, скажу только, что за ночь мы два или три раза ездили в ночной ОБИ. К утру мы закончили красить стены и расставлять мебель. Ну как МЫ. Заканчивал Влад уже один. Я прикорнула на скамейке на кухне - единственном свободном от вещей месте. Закончив переставлять вещи, Влад разбудил меня и отвел к кровати. Было около одиннадцати. К часу должна была приехать семья Шнюковых-Линковых. Наш кофейный цвет для стен оказался скорее светлым терракото-лесбияном и, хоть и не сильно (краска-то хорошая), но все же вонял. Уложив меня, Влад навел порядок в оставшейся части квартиры и приготовил праздничный жюльен. Он был моим героем в этот день. Он подарил мне ремонт! Именно такие чувства обуревают добившегося новой-давно-желанной-игрушки ребенка)) Я была счастлива, хоть и поспала всего пару часов.
Приехали ребята с цветами, были мама с Катюхой. Мы угостились Жюльеном, по-моему даже детское шампанское выпили, пошли гулять (я, конечно, в перевалочку), живот пихался. В общем праздник удался.

Жизнь шла медленно и напряженно. Живот уже превзашел себя. Не переставал расти. Ждали родов со дня на день, не смотря ни на что. Ездили гулять в парки по вечерам почти каждый день. Боялись родов. Я подгоняла Влада с анализами. Кровь можно было сдать бесплатно в районной. Требовали анализ на группу крови + резус фактор (т.к. у меня отрицательный рф), вич, гепатиты и иже с ними. Бесплатно-то можно, но Владу после долгих уговоров дали направление на сдачу крови через неделю с ожиданием результатов еще две недели. И это в середине марта с ПДР 28 марта. Я злилась на Влада (можно заметить, что это чувство меня редко оставляло в те дни), а Влад возмущался системой, мол почему это если удобно и быстро, то непременно платно. Жмотился, короче=) В итоге мы с ним все таки поехали в Кулакова, где Влад быстро, безобморочно и платно сдал всю нужную кровь и получил результаты через два дня.

Оказалось, все переживания и ожидания были напрасными. Вот уже 26 марта, второй прием, я, натянутая до предела, вяленько ковыляю зацепившись за Влада к цветастому зданию роддома. И опять доктор говорит, что шейка незрелая, получше, но не достаточно. Идите, говорит, гуляйте, занимайтесь супружеским долгом. Если ничего не нагуляете - первого апреля приезжай с вещами, будем тебя укладывать в больничку. А я в больничку не хотела, особенно просто так лежать.
Мы в субботу 29 марта еще съездили, удивили Шидловскую своим появлением, попросили КТГ, потому что волновались. Она заодно тоже пощупала шейку матки. (Это я вам скажу то еще удовольствие. Бррр.) Да, говорит, незрелая, и живот топорщится. Вы ребятки про супружеский долг-то помните, или как? Давайте, по пять раз на дню. А можно и все 10. Сколько сможете. И гулять. В общем, ничего нового.
Выходные мы провели так, как нам рекомендовали. Это не то, что вы хотели бы знать, супружеского долга мне не хотелось совсем. Ну вот ни капельки. Но пришлось послушаться врачей.

Шла 41-я неделя.

29 марта поехали в Битцевский парк погулять, а после прогулки заехали к Диме с Кристиной, молодым и счастливым родителям Софьюшки, делиться опытом, общаться да и просто увидеться впервые после рождения их дочурки. Делали ставки, когда же я рожу уже. Ближе всех оказалась Кристина, кажется. Она ставила на 31 марта. Дима рекомендовал просить кесарево. Я настаивала, что естественные роды все же лучше (сыплю пепел на голову). От них мы с Владом поехали в икею за креслом-качалкой для кормления потомка.
30 марта, в воскресенье, мы в очередной раз поехали в Битцевский парк. Я, напомню, совершенно не хотела в больничку, да и живот мне надоел уже по самое немогу. Поэтому по холмам парка я скакала как горная козочка, ползая по таким местам, по которым в другой ситуации не стала бы. Приехали поздно вечером, почти ночью. Влад лег спать, у него планировался тяжелый, насыщенный понедельник. А я пообещала Владу понедельник испортить, села с кошкой на руках в новое кресло, и полночи качалась и играла в телефончик, общаясь с пузом. Уснула там же. Проснулась, переползла в кровать.

РОДЫ С ПОДРОБНОСТЯМИ. Очень сильно с подробностями.

Проснулась уже от того, что Влад, собиравшийся на работу, что-то шумно искал. Поползла в туалет, злясь на него, и обнаружила кровь. Пробка начала отходить за пару дней до этого, но крови еще не было. А тут такое. Я заволновалась. Влад предложил остаться, но я сказала, чтобы ехал, в любом случае вопрос не одного часа. Я думала уснуть опять, посмотреть что будет. Фигушки. Так страшно было. Пошла разбудила маму. Спросила, что это. Она говорит, мол, позвони в скорую спроси. Позвонила в скорую, после пятиминутного футбола и нескольких пересказов проблемы, мне сказали, что сейчас ко мне приедет гинекологическая скорая. Я ожидала, что меня осмотрят, скажут, что происходит, и уедут. А если это вдруг роды, я тогда уже потом вызову скорую по ДМС, чтобы меня с ветерком и комфортом довезли до роддома.

Приехала скорая, медсестра посмотрела на мои жалобы. Сказала, что это начало родов, поэтому она меня забирает. Стала связываться с кем-то по рации, чтобы узнать, куда везти. Я была в шоке. Мало того, что я не готова почти, я еще и в пяти минутах от того, чтобы быть отвезенной в неизвестный роддом и рожать без Влада. Я стала протестовать, показала ей все бумаги (договора у меня не было, это же ДМС). Ее убедили бумажки, которые мне на первом приеме выдали - для машины и для Влада. Голос из рации дал добро, и мы поехали. Я позвонила Владу, который почти доехал до работы, чтобы он разворачивался. Мама должна была подвезти его рожайковые вещи и документы к метро и забрать его рабочую сумку. Я же обещала нарушить его планы))

Еду я, значит, такая вся в скорой в час пик на другой конец Москвы по МКАДу. Выезжали с переживаниями, пока доехали, пошли слабенькие схватки. Ну, мне потом сказали, что это еще не схватки, а просто шейка матки готовится (не помню, как это научно). Приехали. В приемном отделении бедная доктор из скорой очень долго ждала, когда же доктор спустится, чтобы принять рожающую меня и расписаться об этом в ведомости. Я пока оформляюсь. Отправили меня переодеваться. Мои вещи (кроме телефона с наушниками, воды и гигиенической помады) сказали завернуть в пакет и оставить в приемном. Выдали прозрачный голубой балахон и такой же халат. По ногам подтекает что-то в смеси с кровью, поэтому мне все равно в чем я, только осмотрите уже и скажите, что все хорошо. Пока оформляли и ждали врача, Влад успел вернуться с Подбельского на Печатники, оттуда доехать до Черемушек и на автобусе до роддома. На входе в приемное, как потом оказалось, Влад столкнулся с врачом, которая меня привезла. Я этого уже не застала. Меня осматривал молодой видимо ученик или стажер Баева. Я его встречала до этого, он присутствовал на обоих приемах. Череда родовых унижений только начиналась.
Молодой доктор не стал утверждать, что это роды. А Влад-то уже сидит в приемном, ждет отмашки. Меня подняли в полату. Вернее я сама, находясь среди обычных посетителей больницы в полупрозрачном чем-то, бежала за молодым доктором.

Положили с молодой, но замученной рыженькой девушкой, которая с удовольствием поехала с ложными схватками в больницу, чтобы отдохнуть от мужа и старшего ребенка. Долго ходили вокруг меня. Пришла какая-то врач, осмотрела нас, позвала еще кого-то, нас опять осмотрели (ноги можно было не сдвигать, каждый проходящий мимо считал своим долгом проверить, как там сглаживается моя шейка матки). Мне поставили КТГ на час где-то. Спать хотелось безумно, но соседке очень хотелось поговорить (после родов, когда я стояла в очереди на узи она проходила мимо и даже не узнала меня, удивилась, когда я спросила у нее, что она все таки родила, не ложные схватки были, видимо болтала там в состоянии аффекта).

Пришел консилиум во главе с Баевым, посмотрел результаты КТГ. Про поочередную проверку шейки матки я не говорю уже. На это я перестала обращать внимание. Сказали срочно узи делать. Привезли аппарат, сделали внутреннее узи. Что-то такое увидели, сказали, что надо теперь тест на околоплодные воды делать. Я испугалась, что это означает прокол живота, оказалось, что это как тест на беременность. Берут мазок и ждут пять минут. Тест оказался положительным. Поздравляем, говорят. Мы переводим тебя в родовое отделение, не будем закалывать уколами и держать в патологии, как собирались.

Я спросила, в какой момент я могу позвать мужа (время 12, я там уже три часа, Влад чуть меньше). Уууу, говорят они, ты ему скажи часам к пяти приезжать. Это процесс долгий, у тебя вон шейка матки совсем не хочет сглаживаться (проверили, конечно, опять). Сейчас, говорят, на клизьму, и в родовое одна.

Хорошо, говорю. И к окну отвернулась, чтобы доктор слез не увидела. Мне так обидно стало за себя такую одинокую, за Влада, которы зря летел и сидел-ждал. Видимо, не так уж и незаметно я это сдалала, потому что доктор спросила не плачу ли я, поулыбалась. Успокойся, говорит, я сейчас Баева попрошу, он твоего мужа пропустит. Я поблагодарила и пошла на клизьму радостная.

Клизьмы ставят в комнате рядом с приемным отделением, недалеко от места, где Влад сидит. Вышла к нему, сказала, чтобы он переодевался и ждал моего звонка, чтобы подняться. Сделали мне эту жуткую процедуру (это потом я узнала, что надо было насладиться эдакой легкостью бытия напоследок), подняли наверх, положили в собственные рожайные палаты.

Поднялся Влад. Пообнимались, я пошла в туалет. Там из меня что-то обильно потекло. Не то, зачем я пришла. Я сообщила об этом акушерке, она убежала и вернулась с кучей докторов - опять я с раздвинутыми ногами перед всем миром лежу, все что-то проверяют. Влада, конечно, выгнали. Иголок понатыкали, крови набрали. Потом опять пришел Баев с очередной женщиной-доктором. Принесли кучу страшных инструментов, положили под меня утку, прокололи плодный пузырь. Новые ощущения. Сказали, что все хорошо, воды светлые, чистые. Поставили капельницу, чтобы помочь моей несчастной шейке матки сглаживаться, привязали ко мне КТГ опять, причем так, чтобы я могла только на спине лежать, гады. Запустили Влада. Мы с ним поохали, поделились переживаниями и договорились, что он сейчас уедет домой покушать, и позже вернется уже с моими послеродовыми вещами сразу, на машине. Было что-то около двух, и Баев сказал, что торопиться Владу смысла нет.

Влад уехал, Я полежала с капельницей, сфоткала родовой зал через дверь. Палату и туалет фоткать не стала, это не интересно. Капельница закончилась, меня повели на узи плода. Вернее, меня должны были отвезти, но предложили прогуляться самой, чтобы полегче было и чтобы схваточки ускорить. В итоге дали мне пеленочку подоткнуть, чтобы по ногам остатки жидкости околоплодной не подтекали, и заставили идти через все здание туда, где принимают всех-всех, где незадолго до этого я проходила всякие обследования. Там толпа, в том числе и мужчин, а я вся такая в голубом и прозрачном. С тряпочкой. Завели без очереди на узи. Узистка поохала, что длинный ребеночек, 55 см. Да еще и крупненький. Она дала приблизительно 4300, но сказала, что грамм на триста может ошибаться, так бывает.

Мы с акушеркой пошли обратно тем же людным путем. А у меня уже слабенькие схваточки такие, я периодически охаю. Пока дошли, схватки стали напоминать болезненные месячные.
Время около пяти. Позвонила мама, сказала, что Влад выехал, стала разговаривать со мной, поддерживать, отвлекать разговорами всякими. Я в это время лежу под КТГ, конечно на спине. Схватки уже достаточно чувствительные, чтобы я прерывалась на дыхание в разговоре с мамой. Поэтому я с ней попрощалась и стала пытаться отвлечься музыкой. Это, мне сказали, тоже еще не были схватки. Это сглаживалась моя шейка, та самая, которая матки. (прям стихи)

Семь часов, Влада нет. Больно еще сильней. Уже ничего общего с месячными я не вижу. Позвонила мама, стала спрашивать как дела, узнала, что Влада еще нет, очень удивилась, и стала опять развлекать меня разговорами. А сама переживает, я слышала, как она вышла с тетей Таней, стоит и курит. Рассказывала мне, как она Катьку рожала, как меня рожала. Подбадривала, когда я зубами во время схваток скрипела. Говорила, что совсем мне и не больно. Я как раз начинала злиться, когда пришел Влад. Попрощалась с мамой, Влад перенял у нее эстафетную палочку. Стали с ним разговаривать, попросила акушерку отцепить от меня КТГ, дать мне походить. Походила, присела на секунду - она тут как тут. Сказала, что она отцепила меня ходить, а не сидеть, прицепила обратно. Время идет, схватки все сильней.

Около девяти, я уже потеряла к тому времени счет, пришел врач, опять проверил шейку. Ему не понравилось то, что он нащупал. Поэтому он принял решение сделать мне эпидуралку. Позвали анестезиолога, он мне все рассказал, я подписала какие-то бумажки. Велел на схватках молча дышать, показал, как лечь, раз-два - иголка у меня в спине.

Когда анестезия подействовала, я просто вырубилась. Забылась в каком-то бреду. Бедный Влад тоже уснул рядышком. Самое страшное началось, когда анестезия прошла. Схватки к тому моменту были совсем невыносимые. Не знаю, который был час. Влад был молодцом. давал мне воду, когда во рту пересыхало, держал за руку. пару раз я, кажется, его стукнула. Он это лучше помнит. Помню адскую боль, и постоянные мысли о том, что мама пережила это дважды. О маме в той палате, да и в родовом зале, я думала постоянно. Все не могла понять, как же она такое пережила, да еще одна. Помню, как просила сделать еще анестезию, а мне говорили, что еще рано. им надо дождаться какого-то прогресса. Посылала Влада, наверное, каждую минуту, после каждой схватки, чтобы он уговорил их вколоть мне еще раз. Наконец-то они согласились. Опять пришел анестезиолог, ввел эпидуралку, я ждала, когда же станет лучше - хрен там. Было настолько больно, что если она подействовала - не представляю, как было бы без нее. я вообще совсем потерялась в пространстве и времени, помню только Влада рядом.

Худшее было впереди. Эпидуралка уже не работала, начались потуги, а акушерка сказала, что шейка матки так и не сгладилась, тужиться нельзя. Я так и не поняла, как можно полностью продышать все потуги. Я не смогла. Это был ад. Я, кажется, скрутила Владу все руки. Меня изгибало и выворачивало всю. Не тужится просто невозможно было. Пошла головка, акушерки попричитали и повели меня в родовой зал, эти пять метров я проковыляла, думаю, на редкость смешно. Еще смешнее садиться на родильное кресло, когда сидеть нельзя. Чудеса родовой эквилибристики. Опять нельзя тужиться. пришла медсестра с без преувеличения огромным шприцем, набрала кучу крови, еще кто-то брал кровь, но с маленькими шприцами. Я думала, что в это время Влад вышел из зала, оказалось, что он до самого рождения сына стоял прямо у меня за головой.

Наконец-то разрешили тужиться. Сначала я тужилась неправильно, из-за чего мое лицо все покрылось пятнышками. Потом процесс пошел. Головка подошла к выходу (жуть, как это больно), стала рваться кожа - ее разрезали. Пара толчков - тадам! 2:25, мальчик. Невероятное облегчение и безграничное счастье. Маленького мальчика шлепнули мне на живот. Я только успела его погладить, и его сразу забрал неонатолог. 55 см, 4010г, 8-9 по Апгар. Прочистил ему носик - мышонок захрюкал, завякал. Нам с Владом дали его рассмотреть и поцеловать. Это было такое счастье. Мне уже было все равно, что там внизу творилось. Сына опять положили на специальный стол, какие-то процедуры, потом одевали, я смотрела не отрываясь. А в это время из меня вытащили пузырь, оценили потери - шейка порвана, все порвано, плюс разрез. Позвали анестезиолога, он меня поздравил, сказал, что я молодец и всадил еще дозу эпидуралки (потом оказалось, что если бы я была более беспокойной, меня бы вырубили полностью). Стали зашивать, когда анестезия еще не полностью схватилась. Еще одно новое ощущение. Такая гамма, я вам скажу.

Перекатили меня наполовину обездвиженную на каталку, вывезли и дали сынишку. Подошел Влад, я всунула ему сверток порадовалась (надо было сфоткать, но мозг еще не работал). Владька поехал домой, ему предстоял рабочий вторник. А я два часа лежала в коридоре на каталке с сыном на руках. Мне предлагали переложить его в стеклянную люльку, но я не хотела расставаться с ним ни на секунду. Чуть придя в себя сфоткала его и отправила маме, коллегам (почему-то), Тамилке и Алисе, кажется.

Тогда мы думали, что у нас родился Вовка.

Наконец-то нас со свертком перевезли в послеродовые палаты, помогли разорвать мне мои голубые одежды, дали нормальную рубашку и кучу пеленок и переложили мое безногое тело на кровать истекать кровью. Малыша забрали переодевать. Ему это не очень понравилось, поэтому мое материнское сердце страдало, слушая его крики из-за дверей. Я лежала и думала, что вот сейчас пойду ругаться. Какого черта они там над сыном моим издеваются. В голове появлялись картинки, одна сочнее другой, как его сейчас подменят, ну и так далее, поэтому первым делом я его осмотрела. Узнала по недовольной складочке между носом и лбом. Расцеловала поросеночка, и стала кормить. С этими минутами ничто не сравнится.
Утром анестезия прошла. Но об этом позже. Может завтра, а может нет.

Stay tuned.

  • 1
Я, к счастью, легко отделалась. 37 с половиной недель и около 7 часов. Но КТГ помню, для меня это было ужаснее всего... А эпидураль мне так и не вкололи, сначала было рано, а потом поздно.

  • 1
?

Log in